respublika21.ru

Сеспель – это душа нации!

Оцените материал
(0 голосов)

Если я

Упаду, обессилев, —

Вы дальше по мне шагайте,

Железными ногами смело,

На сердце мое ступайте...

Эй, живые! Через павших

К светлому завтра

Мост перекиньте…

М. СЕСПЕЛЬ.

 

Кто он, Сеспель? Кто ты, Мишша пичче? На этот вопрос пытались и пытаются ответить многие современники. Впереди – очередная дата: 16 ноября 2016 года будет 117 лет со дня рождения поэта Михаила Сеспеля. Поэта-трибуна… Человека с горящим сердцем, не побоявшегося во весь голос заговорить от лица целого народа… И, хотя пролетело уже немало лет (более века!), мы не забываем (и не имеем на это морального права!) нашего огнекрылого земляка. Наоборот, хочется узнать и открыть для себя новые черты его характера, приблизиться через образы и повествования его литературных произведений к самому поэту.

Думаю, не ошибусь, каждый здравомыслящий гражданин хоть один да раз задавался вопросом, для чего человек живет на этой земле, зачем приходит в этот мир и с каким багажом уходит? И, вообще, есть ли смысл в его существовании? Или же что меняется в человеке на протяжении жизни, помимо внешности и физического состояния? Имеется немало толкований понятия «смысл жизни». И, в очередной раз со слезами на глазах закрывая последнюю страницу книги, где собраны письма Михаила Сеспеля к Анастасии Червяковой, вновь и вновь пытаюсь понять смысл и цену жизни сгоревшего в неполные 23 года чувашского паренька из небольшой деревушки Казакасы.

Да, это сегодня, с высоты уже 21 века, мы называем его «гениальным поэтом», «поэтом-трибуном», «поэтом с горящим сердцем», «предвестником и бойцом революционной весны», «автором правил стихосложения»... А что в тех 100 сохранившихся письмах к любимой женщине, которые разрывают сердце, переворачивают душу? Боль… Страдание… Печаль... Робость…Ревность… Самоуничижение…СкептицизмИ не только от безответной любви. (Кстати, некоторые друзья и соратники М.Сеспеля в своих воспоминаниях вообще говорят, что все то, что написано в письмах поэта к А.Червяковой, нельзя принять как чисто любовное изложение. А брат поэта Гурий Кузьмин и друг юности Павел Бекшанский вообще считают эти письма литературными пробами…). Как бы то ни было, в письмах прослеживается вся недолгая жизнь поэта, связанная и с государственной, общественной, литературно-поэтической деятельностью.

Согласитесь, иногда мы должны оглянуться на свое прошлое – как говорится, максимально честно и пристально. Происходит это, на мой взгляд, абсолютно у всех и, как правило, в переломный жизненный момент. Мы вдруг оглядываемся и видим негатив в собственный адрес, рухнувшие надежды, череду неудач, разочарования, хотя было много хорошего, позитивного. А теперь представьте на вашем месте нашего Сеспеля – кристально чистого молодого человека, в первую очередь душой и сердцем болеющего за будущее своего родного народа. «Когда родина моя погибает, я, затерянный, скитаюсь вдалеке по степям Украины. Все мои помыслы о родной стороне; и днем и ночью я думаю: не стерли ли начисто с лица земли, не погубили ли мою родину эти тягчайшие муки голодного года, и мы - разбредшиеся выходцы из родного края - неужели навеки останемся без родины…» - пишет он редактору газеты «Канаш».

Как журналист-публицист с немалым уже стажем работы, тем более – как землячка нашего поэта-трибуна Михаила Сеспеля, всегда старалась вникнуть в связанные с ним мероприятия, ситуации. Что уж скрывать, иногда резко болезненно воспринимаю размышления-толкования некоторых лиц, мало что смышлящих в поэтике, по поводу некоторых моментов жизни и деятельности поэта. Нет, друзья-товарищи, не нам судить Поэта с большой буквы, а вот если если бы всем нам хотя бы постараться дотянуться до его мыслей...

--------------

Не научился предавать, не научился избегать трудностей, не научился делать свои дела ради видимости, не научился просить за себя... – будучи хотя бы председателем Ревтрибунала Чувашской автономной области, а затем зав. отделом юстиции (да это же сегодняшний министр юстиции!), неужели он не мог создать себе комфортные условия жизни? Конечно, мог, но наш Сеспель, пока еще Михаил Кузьмин, этого не делал. Голодал-холодал… - но отдавал все голодающим и бездомным. Да, это с высоты сегодняшних дней можно осуждать за «неумение» жить, брать от жизни все возможное и невозможное.

---------------------

«Во время работы в учреждении не имею возможности раздеться - нет рубашки, а которая на теле, вся истлела. Спим с братом на голых досках, поедаемые клопами. Хожу в рваной одежде, а если это может явиться причиной того или иного отношения ко мне окружающих? Ужасно! - записал он в дневнике (10 ноября 1920). - Хочу работать с удвоенной энергией. Хочу жить!» (11 ноября 1920). - Членом исполкома своей области, председателем Революционного Трибунала, деятелем пролетарской юстиции вступаю в 22-й год своей жизни. Карьеризма, беспечности нет в моей натуре. Надеюсь - никогда не замарать звания коммуниста, но пожелаю себе, вступая в 22-й год, больше смелости в жизни» (18 ноября 1920).

-----------------

А ведь это он, наш Сеспель, если говорить сегодняшними понятиями, в 20-е годы 19 века (!) боролся с коррупцией во всех ее проявлениях. Да, отнимал, раздавал бедным! Да, наказывал! Но в первую очередь требовал от себя. Везде был первым. Силой слова убеждал и побеждал! Конечно, ненавидели… Конечно, подставляли… И кто знает, как ушел из жизни поэт – сам или же ему все-таки помогли это сделать его «доброжелатели»?

-----------------

Сеспель и современность… К сожалению, незавершенности, неоднозначностей, связанных с его творчеством, немало и сегодня. И все же есть и положительные, позитивные шаги, действия. Помните, весной 1921 года Сеспель уезжает в город Евпатория на излечение. Лето 1921 года, проведенное в Крыму у моря, является самым плодотворным. Свое пророческое видение поэт как будто рисует кистью – новой жизни посвящены стихи «Чуваш! Чуваш!», «Пашня Нового Дня», «Морю», «Далеко в поле желтый зной». Именно там, в Евпатории, он снова будто воспрял, снова начал задумываться о дружбе народов, в частности, украинского и чувашского народов. И как бы он радовался сегодня, узнав о налаживающихся связях между Украиной и Чувашией. Ведь именно благодаря его землякам-канашцам в 2012 году подписано трехстороннее Соглашение о дружбе и сотрудничестве между Канашским районом, г. Канаш Чувашии и г. Остер Козелецкого района Черниговской области Украины, где в центре города, вцентральном городском парке культуры и отдыха, находится перезахороненная могила Михаила Сеспеля, а чуть далее, в Старогородке, – место гибели и первоначального захоронения, где в 2013 году рядом с дубовым памятником появился замечательный памятник из гранита, установленный большей частью на средства руководителя Всеукраинского чувашского общества Н.И.Лисовой.

А 2016 год и вовсе стал знаменательным в плане налаживания сотрудничества между Чувашией и Крымом, в частности, с Евпаторией, где в далеком 1921-м году прошлого века наш Сеспель восстанавливал свое тело и израненную душу. Благодаря некоммерческому партнерства содействия взаимного сотрудничества Чувашии, Крыма и Севастополя «Севастополь – Чувашская Республика», уже подписаны соглашения о побратимстве между Канашским районом Чувашии и Балаклавским районом Севастополя, Бахчисарайским районом Крыма и Батыревским районом Чувашии, а также городами Феодосия и Новочебоксарск. В августе 2016 г. подписан договор о культурном сотрудничестве гг. Канаш и Евпатория! В общем, несмотря на политические моменты, Украина и Чувашия еще и еще раз показывают, что они – братья на века, что ничто не помешает нашим народам проложить мосты дружбы. Думаю, наш Сеспель, наш Мишша пичче, радуется за всех нас тоже.

Говоря о неоднозначности и незавершенности, хочется остановиться еще на одной мысли, которая не дает сегодня покоя не только мне одной.

-------------

Говорят, на детях гениев природа отдыхает. Может быть… Но ведь у нашего Сеспеля немало литературных последователей, духовных братьев и сестер по перу. Сеспель, согласитесь, это - дух нации, душа чувашского народа! Конечно, вряд ли нам, живущим и творящим в 21 веке, «дотянуться» до него, человека с кристально чистой душой, несгибаемым характером, вечным борцом, до его литературного, художественного таланта, мастерства, чистоты помыслов в качестве реформатора, общественного и государственного деятеля, все же в нашей повседневности должен присутствовать дух Сеспеля. Иначе грош нам цена.

----------------------------

Отрадно, что канашская земля подарила миру много выдающихся мастеров пера. Кстати, уже документально доказано, что и другой классик чувашской литературы Константин Иванов, малой Родиной которого считается д. Слакбаш Белебеевского района Башкортостана,тоже наш! Его предки – выходцы из д. Байгильдино Канашского района Чувашии. Что интересно, в судьбе двух классиков чувашской литературы и поэзии - Константина Иванова и Михаила Сеспеля много схожестией. Да, в первую очередь, вся их жизнь, можно сказать, поэзия. Оба – сродни подснежникам, первоцветам, смело выглянувшим из-под снега. Жизнь обоих – сплошная трагедия. Оба болели одинаковой болезнью. Оба начали писать в одинаковом возрасте: К. Иванов в 1908 году, в 18 лет, написал поэму «Нарспи», в 1916 году, в 17 лет, в печати появляются первые стихи М. Сеспеля. Иванов родился в 1890 году, Сеспель чуть позже – 1899-м. Первому было отмерено всего лишь 25 лет жизни, нашему Сеспелю – всего лишь неполных 23 года. Откуда такие совпадения?!! Волей-неволей начинаешь думать о той грани, тонкой материи, которая располагает нашими жизнями.

Не скрою, навсегда останусь благодарной нашей сеспельской земле, которая взрастила и подарила миру великого сына – поэта-трибуна, поэта с пламенным сердцем, вечного борца, гасившего свои страданиястихами, полными отчаяния и оптимизма, верой в будущее родного народа. Может быть, и поэта-романтика, каким он вырисовывается в своих письмах к А. Червяковой, на 10 лет старше его самого. К слову, в одном из 100 сохранившихся писем от 27 апреля 1921 года, отчаявшийся от всего, оклеветанный, он (пока еще находится в Чебоксарах) просит свою Нусю сжечь все его письма, находящиеся у нее, сжечь все - вплоть до последней буквы... Увы, и в этой просьбе мы подвели «ведьмедя», как он себя называл в письмах. Прости нас, Сеспель, ка=ар: Мишша пичче: не выполнили твою просьбу, получается, влезли в твою чистую раненую душу. Но…это нужно было живым… Это нужно было нам, твоим оставшимся потомкам, чтобы мы поняли твою истерзанную душу, помнили твои дела и продолжили их. Как же я горжусь нашим Сеспелем – честным, прямым, и… как его жалею!!! Думаю, меня поймут и со мной согласятся многие.

И – трагический конец. И снова – разночтение… Но нет, в случившейся трагедии виновата не только безответная любовь. Как бы то ни было, Сеспель, на мой взгляд, был выше повседневности. Он бы мог перебороть, пересилить ситуацию. Говорите, любовь сильнее разума? Как знать… Помните его слова «А кругом дикий сброд супостатов, Смех, глумленья, свист, кутерьма. Плачет край босоногий, распятый. Надвигается жуткая тьма…»? Край босоногий… Чувашия… Невозможность помочь своим голодным чувашам… Вот что терзало сердце нашего Сеспеля.

И – в завершение мыслей вслух. Нам, живущим и здравствующим, нельзя спекулировать именем Михаила Сеспеля, нельзя провоцировать наши народы на конфликтные ситуации.

Всякое недоверие порождает подозрение, охлаждение в отношениях. Утверждение некоторых людей из Чувашии о том, что перезахоронение останков Михаила Сеспеля ни в какой мере не будет означать разрыва и ослабления наших дружеских связей с украинскими друзьями, на мой взгляд, является глубоким заблуждением.

Сегодня в отношениях между Россией и Украиной имеет значение каждый шаг, каждый жест. Так давайте же в дальнейшем будем руководствоваться здравым смыслом.

Как заметила руководитель Всеукраинского чувашского общества Н.И. Лисовая (г. Киев), Михаила Сеспеля здесь считают своим, родным. Горожане признают три святыни Остра: река Десна, памятник архитектуры Юрьева божница и Михаил Сеспель. По мнению жителей Остра, Сеспель должен оставаться здесь навсегда. Пусть вечно спит спокойным сном в краю, который приютил его в самое трудное время его нелегкой жизни. Ну что ж, время покажет…

Поддержание и развитие Мемориального комплекса Михаила Сеспеля нельзя считать только обязанностью жителей Украины (5 ноября 1954 года прах поэта был перенесен и перезахоронен в центральном парке города Остра и на могиле установлен памятник из черного гранита). Надо активно участвовать и чувашской стороне, даже на государственном уровне. Неплохо было бы, если Чебоксары и Чернигов также стали городами-побратимами.

Харьков и Чебоксары... Остер и Канаш… Неофициально они давно стали городами-побратимами. Чувства у нас к украинскому народу – самые теплые, искренние и сердечные. Репин, Гоголь, Шевченко, Попович, Леся Украинка... – при всем желании, при всем старании невозможно отдалить их от нашей общей русской и, в частности, чувашской культуры. И это понимают и принимают многие. Благодаря руководству России, Чувашии, благодаря людям, душой болеющим за будущее своего народа, и чисто человеческие отношения, мы уверены, узы дружбы, несмотря на разные политические нюансы, станут еще крепче. Понятно, что особый, печально-тревожный отпечаток на наши отношения наложил страшный отсвет войны на Украине. Когда от бомб и снарядов гибнут дети, уничтожаются города, тема сохранения жизни на земле, роль и значение в этом литературы в частности и культуры в целом, становятся особенно актуальными. Чем завершится это невиданное уничтожение народов-братьев? Как бы то ни было, хочется надеяться, что русский и украинский народы преодолеют это безумие и будут вместе, а наш Михаил Сеспель еще крепче объединит наши народы, станет мостом дружбы и уважения.

В России и на Украине сегодня выросло новое поколение, для которого Россия и Украина – не союзные республики единой могучей советской страны, а отдельные суверенные государства. К большому сожалению, некоторая часть книг, учебников по истории, средств массовой информации, умалчивая о глубинных единых, подлинно братских корнях русского и украинского народов, всячески твердят о разности их исторических истоках и путях. Но…

«Наш Мишши Сеспель…» - так отозвался о нашем земляке в 2013 году, во время нашего визита в Остер, мэр города В.Г. Западня. Василий Григорьевич с волнением в голосе привёл пример, когда в страшном и голодном 1922 году недоедавший Сеспель отказался от предложенного сердобольной украинкой крынки молока, сказав, что молоко нужнее её детям. Отсюда он сделал вывод о лучших качествах чувашского народа – скромности, приходить на помощь в тяжёлое время. В знак признательности к Чувашии руководитель старинного города, преодолевая притязания киевских толстосумов, выделил на красивом крутом берегу Десны, рядом с историческим памятником конца XI века (1098 г.) переяславской архитектурной школы – Юрьевой божницей, десять соток земли. «Создайте здесь подлинный уголок Чувашии. Пусть все многочисленные туристы из самых разных стран мира увидят на украинской земле это чувашское селение – памятник дружбы народов», – сказал он, прощаясь. Думаю, что наша дружба будет продолжаться долгие годы, никакая политика не даст нам забыть то, что было между нами. Будут меняться власти, политики, а народы всегда остаются верными друг другу, и будут дружить, независимо от того, что будут вдалбливать в головы людей идеологи.

А пока - прости нас, наш Сеспель!..

Лидия Филиппова (Михайлова),

гл. редактор газеты «Республика»,

Заслуженный работник культуры

Чувашской Республики.

Последнее изменение

Оставить комментарий

Поля со звездочками (*) надо обязательно заполнить. Базовый HTML код доступен.