respublika21.ru

«Закатилось золотое солнце...»

Оцените материал
(4 голосов)

Была она хрупкой девушкой, но смелой и боевой. Была небогатой невестой, но красивой и умной. Все окружающие парни обожали и берегли ее. С любовью просили руки завидные холостяки Гавриил Алюнов, Лев Миронов, Петр Федоров, а она им открыто отказывала, потому что долго и верно ждала возвращения из далекой якутской тюрьмы своего возлюбленного земляка Тимофея Хури. Они учились в одной школе, росли в соседних деревнях...

Славная была эта бойкая девушка, но выпала ей горькая и трагическая судьба. Она отлично училась в женском училище при Симбирской чувашской учительской школе, два года работала помощником учителя на родине Ивана Яковлева в Кошки-Новотимбаево и экстерном выдержала экзамены при Казанской инородческой учительской семинарии. С 1896 года 11 лет проработала учительницей Чепкас-Ильметевской женской школы Буинского уезда. Тогда же совместно с М.три Юманом и Гермогеном Титовым организовала первый профсоюз чувашских учителей.
Эта девушка – Угахпи, Агафия ГАВРИЛОВА (на фото), народница, революционерка, по происхождению крестьянка из деревни Аниш-Крышки Цивильского района. По благословению Ивана Яковлева – учительница. От нажима и преследований царских сатрапов – бухгалтер Шамовской больницы в Казани. По воле Николая Никольского – журналистка. По приказу Гавриила Алюнова – редактор газеты «Хыпар».
Ее именем открывается святая книга героических чувашских женщин ХХ века.

«Женщина как гражданка»
Родилась Агафия Гаврилова 21 января 1878 года. А 24 января в том же году в Санкт-Петербурге народница Вера Засулич принародно стреляла в градоначальника столицы. И прошумел на весь мир судебный процесс под председательством знаменитого Кони... Преступницу оправдали! Об этом много писали. Писали и о других женщинах-революционерках.  
Близость ли дня рождения или народнические идеи привлекли внимание чувашской красавицы Угахпи к судьбе Засулич, но она уже в юные годы наизусть знала биографии великих женщин мира. И вскоре, отстраненная за «толстовщину» от учительской работы, оставленная без средств на проживание, Агафия изучала их жизнь и труды, в их великих поступках находила себе душевную поддержку.
Волевой характер летом 1917 года привел ее в Казанский чувашский военный комитет, где она с радостью была назначена казначеем. В августе ее избрали секретарем правления Чувашского национального общества (ЧНО), и вскоре девушка становится в ряд лидеров единственной в то время чувашской политической партии – Чувашского комитета социалистов-революционеров. Уму непостижимо, как могла эта красавица исправно нести на своих хрупких плечах огромную тяжесть национального движения. Самозабвенно любила свой народ, его слово, его песни. Всей юной душой желала ему процветания.
В мае 1918 года в Казани целую неделю шумел Съезд чувашских крестьян. Выступали депутаты Иван Васильев, Семен Николаев, Дмитрий Юман и Гермоген Титов, военком Александр Краснов, ученый Николай Никольский и другие видные сыновья чувашского народа. И среди них 26 мая к народу вышла Агафия Гаврилова с докладом «Женщина как гражданка». Она не только говорила о праве чувашской женщины на свободу, равенство и братство, но смело вела чувашек к новым целям, к новому пониманию общественной жизни. Во время съезда Агафия Гавриловна провела собрание учительниц и организовала Союз чувашских женщин. Ее саму же выбрали председателем этого Союза. Да больше и некого было...

«Имеет право взойти на эшафот»
Читаю доклад Агафии Гавриловой по книге «Хыпар»: минувшее и настоящее» (Чебоксары, 2011, с. 217-226), и мне видится ее страстное желание высвободить чувашскую женщину из подневольной двойной-тройной кабалы... Чувашская революционерка повторила слова и судьбу французской писательницы-феминистки Олимпии де Гуж: «Женщина имеет право взойти на трибуну, так как она имеет право взойти на эшафот».  
Агафии Гавриловне, активной сотруднице газеты «Хыпар-3» (условное определение нумераций разных периодов газеты принадлежит автору книги «Хыпар» Алексею Леонтьеву) время выделило ровно один месяц редакторской деятельности.
Когда чехословацкие части и Народная армия Комуча (Комитета членов Учредительного собрания) 7 августа 1918 года вошли в Казань, советские учреждения были закрыты. По приказу помощника особоуполномоченного Комуча Алюнова имущество «Хыпара» передали Чувашскому национальному обществу (ЧНО), и 27 августа 1918 года издание газеты возобновилось. Через месяц – 27 сентября 1918 года – Агафия Гавриловна Гаврилова была арестована советской ЧК по борьбе с контрреволюцией. Когда Народная армия и эсеры отступили в Уфу, Агафия Гавриловна, вопреки просьбам коллег, с дороги (из Чистополя) вернулась в Казань. Она не чувствовала вины перед родным народом и не пряталась ни от белых, ни от красных.
7 октября «красный террорист» Мартын Лацис приговорил ее к расстрелу. За что? За издание газеты и хранение оружия.

«Девица, редакторша, защитница народовластия»
За короткий срок редактор «Хыпара» А.Г. Гаврилова успела напечатать многое. Тут рассказы солдат, пробравшихся в Народную армию, отрывки из книги про женщин, воззвания к народу. Было в чем покопаться большевистским комиссарам. Своим же – не русским, не латышским...
Обозленные на эсеров из-за ранения Ленина рукой Фанни Каплан, большевики допрашивали Агафию Гаврилову, издевались, мытарили. Заведующий Чувашским подотделом Политотдела штаба V армии Восточного фронта Яким Максимов лично беседовал с арестованными членами эсеровской партии Гавриилом Алюновым, Александром Красновым, Агафией Гавриловой и другими лидерами. Алюнов ни за что не отказался от своих воззрений и под конец, не выдержав пыток, по словам Иоакима Степановича Максимова из Кошек, выпрыгнул из окна Казанской тюрьмы и погиб.
ЧНО ликвидировано по приказу Чувашского подотдела, и два его члена (Агахпи и Хури) расстреляны, конечно, не без ведома его начальника, ибо это он издал приказ об ее аресте: «сообщаем особые признаки разыскиваемой А.Г. Гавриловой: небольшого роста, средних лет, худая, нос острый, брюнетка, с хриплым голосом, при разговоре иногда запинается».
Своею властью политкомиссар Яким Максимов мог отвести дамоклов меч от головы революционерки, но, как видно, карающее колесо мировой революции и гражданская война закружили и его. Историк Арсений Изоркин писал, что-де наш известный драматург и режиссер Иоаким Максимов-Кошкинский самолично расстрелял Агафию, но в 1970 году при долгой и дружелюбной беседе со мной, юмановедом, комиссар V Армии в этом не признался. По его уверениям, ему не было нужды расстреливать ни мудрого Юмана, ни умницу Гаврилову, ни «буржуйчика» Петра Осипова – они нужны были ему для работы в новых органах власти.
В 40 неполных лет «девица, редакторша, защитница народовластия» (так записано в протоколе допроса) Агафия Гавриловна Гаврилова без унижений, с гордой головой пошла на расстрел. Из заявления арестованной А.Г. Гавриловой коменданту военно-полевого трибунала РВС V Армии: «Прошу сделать распоряжение, чтобы после моей смерти мой вклад в сумме 2039 рублей зачислить в Чувашский национальный фонд, и с них Комиссариат по чувашским делам выдал бы по своему усмотрению неимущим ученицам-чувашкам, обучающимся в учебных заведениях г. Казани, в пособие. Это моя единственная просьба. 30 сентября 1918 года».
* * *
Много сплетен наплели и плетут беспардонно флюгерные историки на истинных чувашских патриотов. Но правда всегда торжествует. Имя Агафии Гавриловой реабилитировано в 2006 году стараниями редактора газеты «Хыпар» Алексея Леонтьева.
Узнав в тюрьме о гибели Агафии Гавриловны от рук недальновидных «красных» комиссаров, Гавриил Алюнов с горечью сказал: «Закатилось золотое солнце чувашского народа, не стало святой женщины».
...Нет у нас пантеона национальных героев, нет памятника героическим женщинам. А надо бы.

Последнее изменение

Оставить комментарий

Поля со звездочками (*) надо обязательно заполнить. Базовый HTML код доступен.