respublika21.ru

Сюда просятся сами

Оцените материал
(0 голосов)
Сюда просятся сами Фото: Владислав НИКОЛАЕВ.

Я в первый раз в своей журналистской практике оказался в доме для престарелых и инвалидов, посетил учреждение, расположенное в селе Лащ-Таяба Яльчикского района. Он открыт 15 лет назад, раньше считался отделением временного проживания граждан пожилого возраста и инвалидов, а сейчас – отделение стационарного обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов Яльчикского центра социального обслуживания населения. Расположен на первом этаже двухэтажного здания, рассчитан на 11 мест. Его бессменным руководителем, в должности заведующей, является Лиана Князева, она и познакомила меня со своим «хозяйством».


– Лиана Анатольевна, при словах «Дом престарелых» в голову приходят тревожные мысли: неужели дети сами не могут ухаживать за своими родителями?
– Есть такой момент, но в настоящее время у нас все 11 человек – одинокие люди, за ними некому ухаживать. Но – да, было время, что и при живых детях к нам приезжали, просились… В первое время мы считались отделением временного проживания граждан пожилого возраста, тогда, бывало, дети оставляли родителей у нас на какое-то время … Или постояльцы в зиму жили у нас, а на лето возвращались к себе домой.
– 11 человек… Кто они такие, откуда, какого возраста?
– Раньше все были из Яльчикского района, а сейчас поступают пожилые граждане по линии Министерства труда и социальной защиты Чувашской Республики и из других районов. Так, есть из Ядринского, Вурнарского районов, у них там дома престарелых закрылись, и постояльцев распределяют по другим учреждениям. Все пожилые, одинокие. Самым возрастным – труженице тыла Надежде Гавриловне Ворониной и репрессированной, но впоследствии реабилитированной Римме Пантелеймоновне Лявиной – по 87 лет. А Альбина Петровна Шавкина является «старожилом», она у нас с 2014 года живет. Из 11 человек – 6 мужчин, 5 женщин, как видим, мужчинам труднее жить одному.
– Боюсь даже спросить, как-то грубо звучит мой вопрос, сколько человек «прошло» через ваше учреждение за эти 15 лет?
– 51 человек. Это, мы считаем, немного. Были граждане, которые жили по 8–9 лет. В одно время жила у нас Евлампия Ивановна Казакова из деревни Новое Андиберево. Правда, ее потом забрала дочь, но примечателен такой факт – она умерла в возрасте 106 лет.
– Простите за нескромный вопрос, сколько платят живущие здесь из своего кармана?
– Они платят из своей пенсии 75 процентов, остальное – из бюджета.
– Хватает на содержание?
– Никто не жалуется. Питание у нас хорошее.
– Пластиковые окна, удобная мебель, огромный телевизор… Не каждое учреждение может похвастаться такими благами?
– У нас есть хорошие друзья-меценаты. Уроженец нашего села, ныне проживающий в Москве Сергей Борисов, например, поменял несколько окон на пластиковые, купил телевизор, кухонный гарнитур, стиральную машину, Владимир Меметов тоже помог с окнами, Леонид Князев построил для стариков беседку, а Александр Дмитриев каждый год помогает нам сажать, окучивать, выкапывать картошку, сам же довозит до нашего погреба.
– То есть вы сами выращиваете овощи для столовой?
– Есть у нас небольшой участок. А под картошку выделил участок как раз Александр Анатольевич. Не все старики лежачие, им хочется и размяться, просятся в огород. Вот и помогают нам.
– А сколько у вас соцработников?
– Трое –  Елена Воронина, Ольга Игнатьева, Алина Абдулкина. Но они у нас сейчас называются не соцработниками, а специалистами. Есть еще кухонный работник Галина Михайлова и слесарь-сантехник на полставки Олег Евдокимов.  
– А почему переименовали социальных работников в специалисты? Это связано с деньгами, заработной платой?
На этот вопрос Лиана Анатольевна не ответила, только посмотрела куда-то в потолок…
Большим плюсом Лащ-Таябинского дома для престарелых и инвалидов является то, что он расположен в одном здании с офисом врача общей практики. Получается, что пожилые люди под постоянным присмотром медиков.
– А так у нас очень хорошая, приветливая атмосфера, постояльцы дружат, вместе отмечаем дни рождения. К нам часто заходят учащиеся школы, культработники, радуют стариков песнями-танцами, поздравляют с праздниками, – от себя добавляет Лиана Анатольевна.
Попрощавшись, вышел на улицу. На осеннем солнышке грелись старики, попрощался и с ними. Но не успел отойти от них, как одна бабушка спросила меня:
– А вы не слышали, закрывают наш приют?
– А кто это вам сказал? – Мне стало интересно, вроде заведующая об этом ничего не говорила.
– Вот, говорят… Мол, маленькие дома престарелых закрывают, их постояльцев отправляют в другие дома… Но мне вот не хочется в другой приют…
Ничего не смог ответить бабушке. При подготовке материала позвонил заведующей Лиане Анатольевне, но она тоже внятно ничего не ответила, мол, кто-то пустил слух, а они работают, как и прежде.
Но я обещал дать ответ бабушке через газету, позвонил в Яльчикский центр социального обслуживания населения Минтруда Чувашии. И вот что ответила редакции по этому поводу директор центра Евгения Михайлова:
– В одно время стоял вопрос об оптимизации сети таких учреждений, но Лащ-Таябинский дом для престарелых и инвалидов в ближайшее время не закроется. Мы в любом случае будем стараться сохранить это учреждение, потому что его здание – крепкое, кирпичное, комфортное для проживания престарелых, да и надо иметь в виду, что население, особенно сельское, стареет, много одиноких, бездетных, о которых должны позаботиться именно мы. 

Оставить комментарий

Поля со звездочками (*) надо обязательно заполнить. Базовый HTML код доступен.